Vitaliy Stieben (dagliese581g) wrote,
Vitaliy Stieben
dagliese581g

Category:

Заметки о Черкессии №9 - Черноморская береговая линия (часть первая)

Данный пост будет первым из серии про военные линии Российской империи в Черкесии времен Кавказской войны.
Черноморская береговая линия имела сложную судьбу, потому пусть она будет первой в серии.
Краткая видеоверсия выпуска по ссылке.

Итак, Черноморская береговая линия - полоса укреплений, крепостей и фортов Российской империи, проходившая по восточному берегу Чёрного моря между устьем Кубани и границей Османской империи на юго-западе Грузии (пристань Святого Николая, примерно посередине между Поти и Батуми), возведенная в период с 1831 по 1839 годы (без учета старых укреплений).
Перейдем к предыстории вопроса.

1. Причины постройки Черноморской береговой линии:
Для начала взглянем на политическую карту Черкесии до русско-турецкой войны 1828-1829 годов и после нее.



Как видим, по результатам Андрианопольского мира от 2 сентября 1829 года к России отошли территории Черноморского побережья современного Краснодарского края, а также большой участок армяно-грузинских территорий. До русско-турецкой войны 1827-28 гг. в подданстве Российской империи в регионе в той или иной мере (читай с переменным успехом) находились земли Абхазии, Западной Грузии и Тамань.
При этом, к моменту начала военных действий с Турцией, Российская империя уже владела целым рядом старинных, и не только, укреплений, которые прежде принадлежали туркам и были ими укреплены. О них скажем ниже.
Вмешательство иностранцев в кавказские дела Российской империи на территории Черкесии началось сейчас же после заключения Адрианопольского мира 1829 года. Огромное влияние, которое Россия приобрела в Турции в 1830-х годах, озабочивало западные державы, в особенности Англию. Отсюда тайные происки, возбуждавшие горцев Кавказа к упорной борьбе.
В Черкесии, при поддержке Англии, стали активно высаживаться самые различные агенты, которое подогревали черкесов к нападениям на владения Российской империи. С собой они привозили оружие и боеприпасы, артиллерию. И чем дальше, тем все более увеличивалась контрабанда и военная пропаганда, несмотря на постройку описываемой нами линии.
Так, например, в середине 1830-х годов, явился на черноморский берег Кавказа секретарь английского посольства в Константинополе Дэвид Уркварт. Высадился он к шапсугам, среди которых пробыл несколько месяцев, издавая воззвания, возбуждая черкесов к защите их свободы. Воззвание это имело следствием сплочение ближайших племён: они поклялись не вступать ни в какие сношения с русскими, вследствие чего меновая торговля Российской империи, открытая в начале XIX века, временно остановилась, а нападения на линию участились и получили более правильный характер.

Дэвид Уркварт (1805-1877)

В конце 1836 года явился другой английский агент, купец Джеймс Станислав Белль, пробывший у черкесов два года. Его шхуна «Vixen» с разными товарами была конфискована крейсерами Российской империи, но он не остановился на этом и в начале 1837 года, с сотрудником газеты «Morning Chronicle» Лонгвортом, снова высадился на берегу Кавказа с разными контрабандными товарами, имея паспорт от английского правительства. Вскоре он действительно появился среди шапсугов и натухайцев, как раз в то время, когда эти более мирные племена начали тяготиться бедствиями войны и уже готовились послать в Константинополь посольство, чтобы узнать, должны ли они ожидать помощи, обещанной английским правительством. Белль их остановил и настоял на том, чтобы черкесы не входили с русским правительством ни в какие переговоры до получения новых распоряжений от английского правительства. Шапсуги и натухайцы сообщили об этом абадзехам, приглашая их действовать с ними заодно. В начале мая Белль и Лонгворт появились на большом собрании горцев возле реки Пшада и представили им бумагу, в которой от имени английского правительства советовали горцам явиться к русскому начальнику и объявить, что в сущности Россия никаких прав на них не имеет, как на народ, независимость которого признана всеми, а если же и после этого русские не прекратят войны, то дать знать о том в Константинополь, откуда тотчас же отплывет к черкесским берегам флот европейских держав, Турции и Египта, всего до 300 судов с десантом и боевыми припасами. Черкесы обратились к генералу Вельяминову, как их учил Белль, и вслед за тем произвели набеги на всю линию, которые стоили огромных жертв обеим сторонам.

Джеймс Станислав Белль (1797-1858)

В 1839 г. Белль появился среди убыхов и джигетов, поджигая их к нападению на Навагинский форт, обещая за голову генерала Раевского 1 млн. руб. и распуская слух, что в Грузию вторглось огромное войско египетского паши и заняло многие крепости. При неоднократных нападениях на Навагинский форт Белль наводил на него убыхские пушки.
В 1840-х и 1850-х гг. являлись неоднократно на черноморском Кавказе и даже в Дагестане не только отдельные агенты, но и целые иностранные отряды, состоявшие из авантюристов разных наций, особенно из поляков и венгерцев, причём суда и деньги давала Англия, иногда Австрия.
В 1851 г., например, действовали в Закубанье поляк Младецкий и итальянец Пичикини, в 1857 г. - целая экспедиция в 190 человек (поляки и венгерцы), в составлении которой принимали участие турецкий Решид-паша, английский посол лорд Редклиф и австрийский посол Прокеш-Остен, а исполнением всего дела заведовал граф Замойский, на английские деньги. Во главе экспедиции был поставлен поляк Лапинский (Мехмед-бей), оставивший подробные записки о своих похождениях, весьма русофобского характера.
Как видим, Черноморская береговая линия имела довольно серьезные основания к возникновению и, на протяжении всей Кавказской войны, отчаянно старалась обеспечить заслон для проникновения в Черкесию иностранных агентов, хоть и с переменным успехом. А причина ее неудач довольно проста - об этом и поведем речь.

2. Разработка плана постройки линий в Черкесии:
Период 1810-1830-е гг. XIX века был бурным на события на Кавказе. Шли активные военные стычки на Северном Кавказе, в 1826 году началась крупная русско-персидская война. Лишь только она закончилась в 1828 году в тот же год началась русско-турецкая война продлившаяся еще один год.
В то время, главнокомандующим Отдельным Кавказским корпусом был "гроза Кавказа" суровый Алексей Петрович Ермолов, прославившийся суровыми мерами покорения горцев в сочетании с завязыванием родственных связей с их вождями.

Алексей Петрович Ермолов (1777 - 1861)

В конце августа 1826 года войска Отдельного Кавказского корпуса полностью очистили Закавказье от персидских войск и военные действия были перенесены на территорию Ирана.
Получив от Ермолова донесение о вторжении персов, Николай Первый, не доверяя Ермолову (он подозревал его в связях с декабристами) направил к нему в начале августа, за две недели до коронации, своего фаворита Ивана Федоровича Паскевича. Новоприбывшему было передано командование войсками Кавказского округа, хотя формально он подчинялся Ермолову, что привело к конфликту, для разрешения которого был послан генерал-адъютант И. И. Дибич. Он принял сторону Паскевича, хотя и считал его слабо знающим регион и плохо способным к гражданскому управлению, вел себя по отношению к Ермолову развязно и даже оскорбительно, чуть ли не устраивая ему пристрастные допросы. В своих донесениях царю Дибич писал, что «пагубный дух вольномыслия и либерализма разлит между войсками» корпуса Ермолова. Не остался без внимания и факт благосклонного приема Ермоловым сосланных на Кавказ и разжалованных в рядовые декабристов, которые были даже «званы на некоторые офицерские обеды».

Дибич-Забалканский Иван Иванович (1785-1831)
Судьба Ермолова была решена. 3 марта 1827 года он подал в отставку «по домашним обстоятельствам», а 27 марта освобожден от всех должностей. Уведомляя Ермолова об отставке, Николай Первый писал ему: «По обстоятельствам настоящих дел в Грузии, признав нужным дать войскам, там находящимся, особого Главного начальника, повелеваю Вам возвратиться в Россию и оставаться в своих деревнях впредь до моего повеления». Вместе с Ермоловым были уволены в отставку и его сподвижники («ермоловцы»), признанные «вредными». Некоторые были переведены на другие фронты войны и в их числе оказался Алексей Александрович Вельяминов, переведенный тогда на Балканский фронт.

Вельяминов Алексей Александрович (1785 - 1838)
По мнению Паскевича, Ермолова отстранили от командования за самоуправные поступки, за то, что войска были распущены, в дурном состоянии, без дисциплины, и за то, что в корпусе воровство было необыкновенное; люди были неудовлетворены жалованием за несколько лет, во всём нуждались, материальная часть находилась вся в запущении. Вновь коронованный Николай Первый хотел на место Ермолова назначить Александра Рудзевича, но это намерение осталось не исполненным. Новый император был не лучшего мнения о Ермолове и прямо писал И. И. Дибичу: «Я Ермолову менее всех верю».
Вместе с тем истинные причины смещения Ермолова были очевидны - подозрения царя в причастности Ермолова к заговору декабристов. «По наговорам, по подозрению в принятии участия в замыслах тайного общества сменили Ермолова», - писал декабрист А. Е. Розен. Тайная агентура доносила, что «войско жалеет Ермолова», «люди (то есть солдаты) горюют» в связи с его отставкой. Преданность ему солдат и офицеров были столь велики, что Николай Первый всерьез опасался возможных волнений в Кавказском корпусе. Отставка Ермолова вызвала большой резонанс в передовых общественных кругах.
В следующие два года карьера Паскевича взлетела до вершин. Успешное подавление восстаний и окончание двух Кавказский войн с прибылью для Российской империи принесли его
, с нисходящим его потомством, в графское Российской империи достоинство, с именованием граф Паскевич-Эриванский, с получением из военной контрибуции проигравших стран миллион рублей ассигнациями. Вместе с успехом пришли и не самые лучшие качества - Паскевич стал слишком самоуверенным и высокомерным.

Иван Федорович Паскевич (1782 -1856)

В 1830 году Паскевича направили на Кубань для покорения Черкессии совместно с действиями Эммануэля.
Климат Кавказа неблагоприятно влиял на здоровье Паскевича, и в конце 1830 года, готовясь к зимней экспедиции против некоторых чеченцев, он занемог и просил государя вызвать его с Кавказа, после чего был направлен в июне 1831 года в Польшу, для подавления восстания. Его заменил на посту "ермоловец" Алексей Александрович Вельяминов.
Тем временем, в период двух войн с 1826 по 1829 годы начальником Кавказской области (читай губернатором) был Эммануэль Георгий Арсеньевич, находившийся в подчинении Паскевича, который был столь же активным военным управленцем. Несмотря на постоянную угрозу со стороны моря, особенно во время турецкой войны, ему удавалось успешно удерживать черкесов от нападений на укрепления Российской империи в регионе, несмотря на крайне малые силы.

Эммануэль Георгий Арсеньевич (1775 - 1837)

В 1828 году Эммануэлю удалось отвратить угрозу черкесских нападений, подкрепленную турецкой пропагандой, путем покорения труднодоступного Карачая, насильно включенного им в состав империи. Для горских народов Кавказа Карачай всегда казался неприступным и его покорение значительно повлияло на умы в Черкесии, заставив пойти на мировую с Российской империей темиргоевцев, натухайцев и закубанских ногайцев.
В 1829 году Эмануаэль с экспедиционным отрядом совершил первое в истории официальное восхождение на Эльбрус. Российский флаг на его вершине установил вольный кабардинец из этого отряда - Киляр Хашиев, а Эммануэль получил статус члена Петербургской Академии Наук. Именем Эммануэля названа поляна, с которой происходят сегодня восхождения на вершину.
В 1830 году Георгий Арсеньевич вместе с Паскевичем успешно выступал с военными целями против абадзехов и шапсугов, строил, по приказу Паскевича, укрепления в их землях.
Однако, в 1831 году его отозвали для военных действий в Чечне, где он был ранен на вылет и вынужден был уйти в отставку по здоровью. Скончался Эммануэль в 1837 году.

Килляр (Чилар) Хаширов

И вот, к 1830 году у Паскевича возникает идея покорения Кавказа, путем постройки укрепленных военных линий. Идея состояла в том, чтобы возвести первую линию укреплений от Кубани до Геленджика и начать вытеснять черкесов к западу, к морю, принуждая к миру. Далее строить такую же линию к востоку и снова вытеснять на покоренный запад и так далее, до самой восточной границы Черкесии.
Что интересно - "идею эту подали видные представители черкесов Сефер-бей Зан и Аббат Убых, которые, убедившись в том, что от Турции нельзя ожидать помощи черкесам, решили связать судьбы черкесской народности с Россией" (Щербина Ф.А., 1913, с.299).
По мнению генерала Г.И.Филипсона, идея строительства Геленджикской кордонной линии была не только неудачной, но и просто нелепой.
Тем временем, генерал Вельяминов до конца своей жизни возражал против этого плана, но, подчиняясь приказу, вынужден был стоить эту линию и занимать намеченные пункты.
Сам Вельяминов считал, что для покорения Кавказа нужны не укрепления, а казачьи станицы, которые, постепенно двигаясь вперед, вытеснят, наконец, черкесов с плоскостей и займут все их посевы и пастбища.
Но проект Вельяминова требовал много времени, сил и средств, в то время как проект Паскевича обещал "легкое" завоевание Кавказа менее чем за полгода силами войск Кавказской линии. Поэтому император Николай Первый утвердил план последнего и оказался неправ, как показала история.
Тем не менее, идея Вельяминова нашла свое применение, когда черкесов активно выдавливали из региона генералы Евдокимов и Барятинский в 1860-е годы.
Стоит отметить, что командиром Отдельного Кавказского корпуса с 1831 года стал генерал Григорий Владимирович Розен. Правда его основная деятельность в основном была отмечена в Закавказье и особенно в Грузии. Черноморская военная линия находилась под его контролем, а десантом в устье Мзымты 1837 года он даже лично руководствовал.

Розен Григорий Владимирович (1782-1841)

3. Укрепления Российской империи до постройки Черноморской линии:
Как я уже упоминал выше, вопрос постройки линии возник после русско-турецкой войны 1828-29 гг. Однако, отдельные участки Черноморского побережья Кавказа были присоединены к России в более ранние годы в результате тех или иных военных мероприятий. К таким землям относились территории Абхазии и Мегрелии (центрального побережья современной Турции между Абхазией и Аджарией).
Самым старым укреплением Российской империи, причем собственной постройки, является Редут-Кале, заложенная астраханским военным губернатором, князем Павлом Дмитриевичем Цициановым в устье реки Хопи к северу от крепости-порта Поти, в те времена еще турецкого. Укрепление это было заложено в целях защиты недавно присоединенной к России Мегрелии от нападения турецких войск.

Здесь образовался единственный на Кавказе российский порт, через который в Грузию направлеляли свои грузы корабли.
К 1840 году Редут-Кале разросся до статуса города, но его маленькая бухта крайне не устраивала власти. Это ситуация привела к тому, что к 1853 году Российские власти проложили полноценную дорогу из Сухума в Тифлис (через Зугдиди), которой там практически не было и перенаправили корабли в сухумский порт, а Редут-Кале зачах. В 1854 году, во время Крымской войны, турки разрушили укрепление Редут-Кале, которое уже через год было вновь отбито. Укрепление не восстановили, а на месте него через время образовался поселок, ныне город Кулеви.

Следующим по хронологии русским укреплением стал Сухум-Кале, отбитый у турок в июле 1810 году в период русско-турецкой войны 1806-1812 гг. В этом месте у турок была старинная крепость, построенная еще в 1578 году и позднее перестроенная с усилением укреплений в 1724 году. Российские войска взяли крепость при поддержке абхазского князя Келеш-бея, присягнувшего на подданство Российской империи в фервале 1810 года. Абхазия тогда вошла в Российские владения лишь формально, и только к лету, когда сын Келеш-бея, Аслан-бей поднял восстание и перешел на сторону Турции, Россия прибегла к активным военным действиям. К сожалению, крепость была сильно разрушена и Российские войска ее полноценно не восстановили, как и сам город, сильно захиревший в начале XIX века.

Причины были просты - большая часть населения, особенно турецкого происхождения, предпочла уехать из города. Кроме того сами абхазы не были едины в верности Российской империи и отдельные их общества еще многие десятилетия нападали на российские укрепления. В результате, в крепости оказались заброшенными многие дома и поля, канализационные стоки и колодцы, ландшафт вокруг был крайне сырым и болотистым, что в совокупности приводило к антисанитарии и тяжкому положению гарнизона и жителей.

Только в 1848 году Сухум-Кале вырос до статуса города и торгового порта. В годы Крымской войны в 1854 году Сухум был разрушен и оставлен войсками. Через год войска вновь его заняли, но укрепление уже не восстанавливали. В 1866 году, после упразднения Абхазского княжества (1864 год), переименован в Сухум, болота начали осушаться, лес прорубаться, строились дороги и город стал превращаться в санаторный курорт. Лишь в годы русско-турецкой войны в 1877 году город был захвачен турками и значительно разрушен, хотя в том же году отбит обратно, но это уже другая история.

Кроме того, на другой стороне черноморского берега начиналась история большого Российского укрепления, которая однако оказалась незаконченной.
Дело в том, что с 1722 года в Суджукской бухте (более известной сегодня как Цемесская) турками была построена крепость Суджук-Кале (к югу от современного Новороссийска), под управлением крымско-татарского гарнизона. Крепость эта была нужна туркам для защиты от постоянных нападений черкесов на их прибрежные посты в этой бухте и в Геленджике.
История этой крепости достойна отдельного выпуска, поэтому ограничусь лишь общими фактами, касающимися текущей темы.

Часть ворот Суджук-Кале

В 1791 году во время очередной русско-турецкой войны русские войска захватили Анапу и взорвали с потрохами крепость в Суджук-Кале, которую в следующем году турки вновь восстановили уже со своим гарнизоном.

В русско-турецкую войну 1806-1812 года, в 1810 году русские войска вновь заняли бухту и захватили крепость, однако не стали ее укреплять, посчитав ее расположение непригодным. Предпочтение было выбрано другой стороне бухты, на месте современного поселка Кабардинка. В конце войны, в 1812 году русские войска взорвали крепость и оставили местность.
Турки также не стали крепость восстанавливать, ограничившись постом и постройкой крупного рынка (в том числе работоргового). Пост они сняли совсем в 1819 году.
С тех пор крепость в этом месте уже не восстанавливалась, а история Новороссийска идет совсем от другого укрепления.

Развалины Суджук-Кале на месте, более известном сейчас, как Малая Земля

Вот пожалуй и все, что было у России на Черноморском побережье Кавказа до русско-турецкой войны 1828-29 гг. После заключения Андрианопольского мира в 1829 году к России переходит часть побережья от Анапы до Аджарии. Таким образом, состав прибрежных укреплений России увеличился еще на 2 крепости. Поговорим о них.
В Мегрелии с 1578 года существовала турецкая крепость Фаш-Кале (или Кале-Фаш), ставшая основным центром работорговли и управления Османской империи в Грузии.
1809 году, в разгар русско-турецкой войны, русские войска захватывали крепость, именовавшуюся в русских источниках Поти, но по окончанию войны вынуждены были ее вернуть, хоть и разрушенную и более не восстановленную. Русско-турецкая война 1877-78 гг. проходила в регионе лишь в  Абхазии и обошла стороной Мегрелию.

Окончательно во владения Российской империи Поти поступила по итогам вышеуказанного мира в 1829 году, превратившись в крупный торговый порт и город. Она заменила мелкий, слабый и неудобный пост Пристань Святого Николая (в настоящее время пос. Шекветели), прикрывавший ранее российские владения в Грузии от турецких посягательств на границе с Аджарией. В 1854 году с нападения на Пристань открылся Кавказский фронт Крымской войны, но пост уцелел.
В то же время на западном берегу в Российские владения окончательно перешла крупная крепость Анап-Кале (Анапа), огромной кровью и жертвами взятая русскими войсками под командованием князя Александра Сергеевича Меншикова, штурмом в 1828 году.

Меншиков Александр Сергеевич (1787 - 1869)

Про эту старинную крепость будет отдельный выпуск. Скажем вкратце, что турки захватили ее аж в 1475 году, когда в ней еще было христианское население (в основном, генуэзцы) и сделали ее центром своего управления краем. В 1781-1782 годах, при поддержке французских специалистов, в Анапе была построена современная, по тем временам, крепость.

Крепость и город были значительно разрушены штурмом и еще долгие годы в Анапе царила разруха. Первым ее комендантом был генерал Анреп, заместителем которого один первый год продержался натухайский князь Сефер-бей Зан, позже выступавший против России. В 1836 году его сменил граф Цукато, который начал понемногу обустраивать крепость. При нем визит в Анапу нанес император Николай Первый, освятивший крепостную церковь, переделанную из бывшей мечети и раскритиковавший разруху.

Анреп-Эльмпт, Иосиф Романович (1798-1860)

С 1838 по 1845 годы комендантом крепочти был Павел Денисьевич Бабыч, казачий полководец и в последствии наказной атаман Кубани (читай губернатор). Отсюда он делал свои первые вылазки против натухайцев и шапсугов.

Бабыч Павел Денисьевич (1806-1883)

В Крымскую войну город попал в жестокую блокаду в результате чего, в мае 1855 года русские войска оставили и сожгли Анапу, а сами ушли за Кубань. Руины крепости занял восставший Сефер-бей Зан и организовал на их месте военный центр для Османской империи. В 1856 году Анапу вновь отбили русские войска. Сефер-бей ушел в свои владения под будущим Новороссийском. Уже через год Анапа с большим трудом отбила массовое нападение черкесов, против которых активно действовал Бабыч. В 1859 году нападение повторилось, подогреваемое еще пропагандой Магомед-Амина, обещавшего награду за голову коменданта Анапы (в это время Серебряков).

В 1860 году Анапу лишили статуса города ввиду малого размера, и вернули статус только в 1866 году. Именно через Анапу происходило наиболее массовое выселение натухайцев в Турцию, которое власти запретили в 1867 году, опасаясь полного запустения и обезлюдения края.

В таком виде, Российские черноморские берега Кавказа встретили 1830-е годы. Однако, понимание необходимости усиления контроля за побережьем витало в головах и некоторые действия были предприняты российскими властями до запуска идеи полноценной линии. За последующие три года на побережье появились новые укрепления.
В последний год службы на Кавказе генерал Паскевич успел совершить карательную Абхазскую экспедицию с целью усиления позиций российских войск на абхазском берегу и постройки сухопутного пути от Анапы в Сухум-Кале.
Результатом экспедиции стала постройка линии укреплений в Абхазии, ставшей впоследствии 3-м отделение Черноморской береговой линии, однако дорога так и не была построена.
При этом первоочередной задачей было установление прямого сухопутного сообщения между Сухум-кале и Анапой. Попытка осуществить намеченное мероприятие была сделана летом 1830 года экспедиционным отрядом генерал-майора Гессе.В конце июля 1830 года отряд численностью до 2000 штыков и сабель был собран в Сухум-кале и после этого часть его была направлена морем для высадки десанта в Гаграх, а остальные двинуты по берегу моря от Сухум-кале через Лыхны (столицу Абхазского княжества) в Пицунду и на речку Бзыбь.

Собор в Пицунде
Укрепление в Пицунде было небольшим и служило своей целью защиту монастыря в Новом Афоне, активная поддержка которого являлась целью политики Российской империи в регионе направленной на возврат христианской религии среди абхазов. Также укрепление прикрывало Абхазию от нападений черкесов по горному маршруту. Именно по руслу Бзыби через верховья Кавказа переходили убыхи и садзы с набегами на Абхазию в обход берега. В 1832 году Пицунду с укреплением передали во владения Афона, но военный гарнизон в укреплении продолжал дежурство. В 1835 году укрепление было смыто рекой Бзыбь и через год восстановлено подальше от берега. В 1854 году укрепление было разрушено, а войска выведены. В 1855 года, Пицунду вновь заняли войска, но с этих пор Афон сам управлял ею самостоятельно до войны 1877 года, когда укрепление было окончательно уничтожено турками и восставшими абхазами. На его месте возник поселок, который после осушения болот в конце XIX века, при поддержке принца Ольденбургского превратился в курорт.

Укрепление Бамборы было построено рядом с Гудаутой на промежуточной дороге между Гаграми и Сухумом и для прикрытия абхазской столицы в Лыхны (Соук-Су). В 1854 году крепость была оставлена и уничтожена и, по всей видимости, более не восстанавливалась.

В июле 1830 года заложено укрепление Гагры в Жоэкварском ущелье (Хагуашв - "узкие ворота"). Именно здесь захлебнулась Абхазская экспедиция, встретив ожесточенное сопротивление у "Кавказских Фермопил" - узкого прохода между морем и скалами, единственно связывавшего в те времена Абхазию с Черкессией и служившего естественной преградой между двумя регионами еще со времен Боспорского царства, державшего здесь самый крайний свой гарнизон.
В том же году, на только что построенное укрепление обрушилась лавина убыхов и садзов, который чуть было не сожгли ее начисто.

План укрепления Гагры

В этом месте у турок существовали крепости еще с XVI века, но к приходу России, они были заброшены, а на берегу находился рынок рабов. Периодически здесь основывали временые посты Закубанские казаки во время походов на Турцию. В 1810 году, когда Абхазия присягнула на верность России, Гагры продолжали оставаться вне российского влияния. Именно из Жоэкварского ущелья осуществлял свои набеги на русские укрепления абхазский князь Асланбей Шерваншидзе (Чачба). По сути, его действия вынудили присягнувшего России абхазского владетеля Георгия Шерваншидзе просить Россию устроить крепость в ущелье, что и привело к действиям Паскевича в Абхазии.

Шервашидзе Михаил Георгиевич (1806-1866)

Условия в укреплении были жуткие. Вот как писал о своем пребывании в крепости писатель-декабрист Александр Бестужев-Марлинский издателям журнала «Московский телеграф», братьям Полевым в июне 1836 года:
«… Я переведен в ужасный климат Абхазии. Есть на берегу Чёрного моря, в Абхазии, впадина между огромных гор. Туда не залетает ветер; жар там от раскаленных скал нестерпим, и, к довершению удовольствий, ручей пересыхает и обращается в зловонную лужу. В этом ущелье построена крепостишка, в которую враги бьют со всех сторон в окошки, где лихорадка свирепствует до того, что полтора комплекта в год умирает из гарнизона, а остальные не иначе выходят оттуда, как со смертоносными обструкциями или водянкою. Там стоит 5-й Черноморский батальон, который не иначе может сообщаться с другими местами, как морем, и, не имея пяди земли для выгонов, круглый год питается гнилью солонины.»
И далее он же, графу А. Бенкендорфу:
«Я убежден, что Его императорское величество, назначая меня при производстве в 5-й Черноморский батальон в крепость Гагры, не предполагал, сколь смертоносен этот берег Чёрного моря, погребенный между раскаленных солнцем скал, лишенный круглый год свежей пищи и воды, даже воздуха… Для меня, полуживого, Гагры будут неизбежным гробом».

Жоэкварское ущелье

Укрепление с трудом существовало с малым болезненным гарнизоном и при поддержке местных абхазских феодалов с их ополчением. Стычки с черкесами на узком берегу оставляли горы трупов с обеих сторон, которые подмывались морем и источали зловоние. Погибших сложно было хоронить, так как с вершин скал велся постоянный обстрел бесконтрольных черкесских банд, которые не гнушались грабить даже соотечественников. В целях защиты укрепления от нападений со стороны ущелья, вдоль него был вырублен лес и выставлены башни (в строительстве принимал участие секундант Пушкина - Данзас). Здесь, наряду с укреплением в Бомборах, впервые появились кавказские служебные собаки, которые выискивали скрытые черкесские отряды в окружающем лесу и лаем предупреждали о попытках проникновения противников.


Кавказские Фермопилы

В 1835 году Гагру связали сухопутной дорогой с Бобморами и далее Сухумом, что облегчило жизнь гарнизона. В 1837 году Гагры посещал император Николай Первый, которому подали действия командира отдельного Кавказского корпуса Розена, как вредные. В результате этой удачной "антирекламы", Розен подал в отставку и его заменил генерал Евгений Александрович Головин.


В 1840 году Гагры отбили еще одно массивное нашествие черкесов из разных племенных объединений под управлением убыхов.
В 1855 году, гарнизон Гагр был эвакуирован добровольцами, во время ухода войск из Абхазии в Крымскую войну. Гарнизон планировали даже сдать в плен, ввиду сложности сообщения и скудности возможностей по эвакуации. Укрепление сожгли и не восстановили. На месте него в 1857 году устроили военный пост. Местное и турецкое население покинуло берег Гагр.
В 1866 году Российское правительство активно зазывало в эти места поселенцев, но они не шли, так как даже льготы не могли убедить людей селиться в отдаленном болотистом месте в остутствие дорог.  Однако, с появлением дороги, стали появляться переселенцы самых разных национальностей.
В войну 1877-78 гг. пост сожгли, а после нее не восстановили. Крепость была упразднена, многие абхазы предпочли выселиться в Турцию.
Только в 1891 году при активной поддержке принца Ольденбургского в Гаграх были осушены болота, высажены влаголюбивые деревья и кустарники, устроен курорт. Гагры бли не без труда отбиты им у Афонских монахов уже подавших к тому времени заявку на нее российским властям.


Но вернемся в 1830-е годы. Последним укреплением в нашем списке появившихся до постройки Черноморской береговой линии было укрепление Геленджик.

В июле 1831 года генерал-майор Ермолай Астафьевич Берхман (позже стал комендантом Керчи) основал на месте одноименной турецкой крепости XVI века укрепление Геленджик. Он высадился в бухте с десантом в 4000 штыков и с инженером Даниловым выбрал удобное для постройки место в районе современного морского вокзала, подняв землю для удобства обороны. Территория старого турецкого рынка хоть и была на возваышенности, но имела болотистые окраины при отсутствии питьевой воды.

Жизнь в гарнизоне укрепления была нелегка - постоянные нападения черкесов, отсутствие сухопутной связи, лихорадки, корабли с провиантом в лучшем случае два раза в год в теплое время, зимняя бора в бухте. Солдаты гарнизона освобождались от податей на 5 лет. Дорога по суше была окончательно проведена только в 1836 году.
В 1837 в город дважды приезжал Лермонтов, а также посетил император Николай Первый. В 1840 году нападения черкесов в основном миновали укрепление.

Император Николай Первый с сыном в бухте Геленджика 1837 год

В 1854 году укрепление было оставлено и уничтожено ввиду невозможности поддержания его обороны в Крымскую войну, а в 1857 году войска вернулись, но укрепление более не восстанавливалось, оставлен был лишь военный пост.
В 1864 году основана станица Геленджикская в составе Шапсугского берегового батальона и населенная казаками. Впоследствии в ней поселились переселенцы из Турции - греки и армяне.

В таком виде встретила генерала Вельяминова будущая задача по укреплению Черноморского побережья.
Продолжение - Заметки о Черкессии №9 - Черноморская береговая линия (часть вторая)
Заключительная часть - Заметки о Черкессии №9 - Черноморская береговая линия (часть третья)
Tags: Абинск, Абхазия, Адлер, Анапа, Архипо-Осиповка, Гагры, Геленджик, Головинка, Кавказская война, Краснодарский край, Кубань, Лазаревское, Лермонтов, Лермонтово, Мегрелия, Николай Первый, Новороссийск, Пицунда, Поти, Пшада, Редут-Кале, Сочи, Суджук-Кале, Сухум, Туапсе, Турецкая война, Черкесия, Черноморский флот, абхазы, береговая линия, декабристы, история, казаки, черкесы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments